Дневник мамы

(авторский текст сохранен – прим. ред.)

Большим желанием – было написать книгу. Задумываясь над определенной темой, перебрала в мыслях множество жизненных ситуаций. Вглядываясь на судьбы людей своего окружения замечала, что их жизнь в большей степени полна проблем, чем радости. Не смотря на сложности – они пытались, улыбаясь, оставаться добрыми. Было чувство словно перед каждым из нас постоянные темные закоулки из которых пытаемся найти просвет. Жизнь – она прекрасна и всегда нужно верить в лучшее и светлое будущее. Главное быть в этой жизни добрее и вносить полезный вклад как индивидуальная личность.

Мечты мечтами, но они имеют силу тогда, когда, прилагая усилия делаешь определенный шаги в том, чтобы они сбылись. Время быстротечно, и сколько бы я не вглядывалась в мир с не счисленными прелестями своей красоты и на судьбы со взлетами и падениями, писать довелось в Москве в онкоцентре детской больницы, сидя у окна и страдающими глазами вглядываясь в суетливость людей и гул машин проезжающих по Каширскому шоссе. Мысль о том, что когда-нибудь доведется побывать в столице Российской Федерации зашкаливало за ноль, тем более в больнице не было и в помине. Но жизнь – она полна загадок и сюрпризов.

Теперь – не было необходимости искать тем для исполнения мечты. Каждый день тех долгих месяцев проводимых в больнице было темой не только для того, чтобы писать, но думать и размышлять о многом. Ознакамливаясь со множеством душераздирающих судеб, было огромное желание и писать, и говорить, но каждый раз скапливало ком в горле.

Всматриваясь в опустошенные глаза детей, в их побледневшую кожу, невозможно было заметить искорки блеска, той по-детски насыщенной улыбки, которая должна овладевать ими в этом возрасте. В их взглядах было лишь пугающее чувство того, что они вдали от всех и всего, месяцами лежат в больнице, а на их молодую жизнь выпала нелегкая ноша опасной болезни.

Я вспоминаю мать, потерявшую в аварии 22-х летнего сына. Через несколько месяцев после трагедии она с дочкой подростком попала в онкологию. Усилия врачей были безнадежны. Муж, напиваясь, заглушал свою боль, она же, страдая, горько теряла последнего ребенка. Подавляя боль внутрь – она без озлобленности на окружающий мир, отвечала доброй улыбкой.

Это было ее мужеством. Конечно же было страшно за всё. Маленькие детки, не осознавая происходящего таскали в себе тот же груз что и взрослые. Они-же вычитывая из интернета сведения о болезни и определенном диагнозе, не то что создавали скорее приобретали сложности для своего внутреннего мира. Возможно мысль о допустимых исходах подавлял в них надежду, развернув мир души в котором, еще полностью не познав ни вкуса, ни смысла полной жизни они держались на плаву выжидая грань. Всё было предоставлено воле Всевышнего, удаче и усилиям врачей.

Дом родной

Взглянув в окно раскинула свой взор.
Где облака плывут в небесной дали,
Где шумный город в суете ночной.
Словно капель мелодии задорной.
Взглянула – и задумчиво кивнула.
Я восхищалась красотой земной.
И сколько-ж в ней просторов необъятных.
Счастливых вдохновений полон вздор.
Тоска напала вдруг, и я всплакнула.
Скрыть грусть с тиши ночной не удалось,
Луна и звезды плакали со мною.
Просила нас вернуть к себе домой.

Москва 2012 г.

Наблюдая каждый раз за прилётами и вылетами самолетов с окна четвертого этажа охватывала мысль о том – оказаться бы на одном из них, долететь в родные края. Обняв любимых девочек почувствовать уют домашнего очага. Мысли стали лишь мечтами, которым суждено было осуществиться лишь через долгие месяцы безвылазного нахождения в больнице.

Поскольку не было ни друзей, ни близких в Москве мы усмиренно привыкали к мысли что до полного излечения будем жить в больнице как у себя дома. Родители – детей которых между перерывами химии оправляли домой на восстановление, выплескивая радость сразу же настораживались. В них была боязнь за то, что без контроля врачей что-то может пойти не так. Они делили радость с тревогой пополам.

Детей и родителей в больнице посещали психологи. Общаясь мы рассказывали друг другу о своих детях. Но у меня всегда было желание оказаться на месте психолога, общающегося со взрослым ребенком и проникая вглубь души и сердца узнать есть ли чувства кроме пустоты, безразличия и разочарования, хотелось вобрать боль и усталость их тяжелого испытания.

Случайно я стала свидетелем разговора между подростками. Мальчика – перенесший множество курсов химиотерапии и несколько операций напрямую заявил, что, если будет рецидив он покончит жизнью потому что ни сил, ни терпения не осталось. Девушка почти невеста с настороженной улыбкой подхватив ответила: Никогда не думай о плохом, я наоборот хочу вылечиться и подняться в мир. Было приятно слышать о ее желании и стремлении к мечтам и целям, но слова мальчишки содрогнули и сложно было представить, как бы мать восприняла, услышав эти слова желания ребенка сдаться.

В слезах я пожелала всем самой главной вершины в их целях – вершины здоровья.

Не только мы родители были наблюдательны. В своих детях находясь там мы раскрывали то многое чего не смогли бы заметить в обычной обстановке. Сколько бы я не пыталась скрывать грусть, страх и слезы, его взгляд часто сталкивался с моим. В свои восемь лет он чувствовал и понимал многое. Я почему-то всегда убеждаясь говорила о том, что онкологически больные дети становятся умнее и мудрее, возможно, за счет их терпеливости. Каждый раз сыночек пытался убеждать в том, насколько сильно любит меня и просил не расстраиваться. Наверное, он знал, что в такие моменты стоит закрыть глаза из них вытечет море слез.

Допуская всевозможный исход, мы жили с надеждой и верой, без которых не выстоять. Любовью, которую питали к детям, а дети к нам. Мы верили в то, что любовь врачей в профессии, которая обязывает спасать, поможет нашим детям.

Сегодня детский праздник «День защиты детей». Хотелось бы поделиться радостными чувствами, но грусть, осевшая внутри, дает о себе знать. Оказавшись здесь, радуешься всему, что осталось позади. Приятно видеть радость и улыбку на лицах детей, но жизнь – то неизвестное, которое ведомо лишь творцу, и никто не сможет даже предугадать, с чем столкнется в этой жизни. Страшновато за то, что порой мы неосознанными поступками наносим огромный вред себе. Задавая вопрос почему распространилась болезнь, онкологии указывают на загрязнения атмосферы и стрессы.

Как родитель и мать я испытывала боль за каждую каплю крови, сдаваемую на анализы, даже осознавая необходимость процедуры. Но было так обидно за жизни тех, которые безвинно уходили в борьбе за власть. Здоровые дети попадали под бомбардировки. Артисты и детские группы прилагали всевозможные усилия для поднятия настроения детишек. Было больно за тех, которые, желая влиться в веселую детскую программу, не могли ощутить настоящего задорья и настроения.

Все мы пытаемся убедить детей в том, что они – это то, чем мы дышим. Они – это сила в нас.

В такие дни, где совмещалась радость и грусть, хотелось верить в то, что каждый из нас на истинно правильном пути, где доброта и милосердие, любовь и уважение стоят на высшей ступени.

Мы – в ком страх борьбы со страшной и опасной болезнью, не раз убеждались в том, что «мир не без добрых людей» и мы не одни. О нас помнят, разделяя нашу боль.

Если бы каждый задумывался над такими суждениями как ценность, святость, дом и искренность, жизнь стала бы проще. Жить легче – если проще жизнь, но, к сожалению, то ли жизнь, то ли человек сам усложнил все настолько, что жить с каждым годом все сложнее и сложнее.

Понятие волонтеры для меня было неизвестно. Мне позвонила девушка, с которой у нас получился долгий разговор. Пытаясь глубоко не травмировать родных, я нуждалась в том, чтобы поделиться с кем-то болью, той напряженностью и страхом перед диагнозом. Каждый из нас осмысливал то, что есть ты, твой ребенок и болезнь необыкновенная. Необходимо долгое время, силы, терпение, чтобы бороться и даже в результате этой борьбы неизвестность.

Мы понимаем и то, что жизнь вокруг нас несет в себе обычный характер. Онкология коснулась нас, и мы наедине со своей болью, грустью и страхом. Остальные живут обычной жизнью, и некоторые среди них пытаются протянуть руку помощи и сделать приятное в напряженной и неприятной обстановке, создавая подобные организации.

Они выбрали великого поступка и своим вниманием доставляли радость и удовольствие.

Я всегда думала, что в городах, особенно больших, люди настолько заняты, что много могут не заметить. В больнице я убедилась в неправильности своего суждения. Был момент, когда сынок от грусти и долгой разлуки плакал каждый вечер. Сколько бы я не пыталась успокоить, усилия были напрасны. Он горькими слезами просил оставить все и уехать домой. В знак хоть какого-то утешения я пообещала на следующий день купить его долгожданный вертолет, с пультом управления.

Утром следующего дня позвонила подруга с детской половины попросила подойти к ним в палату. Задрав шторы, она показала вертолет намного больше того, что я хотела купить. Ее привезла доброжелатель в подарок. Не удержав слез, я сказала: Есть Бог на свете, и он слышит нас.

Проявляя благодарность всем тем, кто протянул руку помощи, мне бы хотелось сказать: пусть вас будет много, и мы также станем частицей подобных поступков. Доброта нужна всем, она не разделяет на большие и малых города. Пусть каждый, познав цену доброго поступка, сумеет протянуть руку помощи. Мир добрее, когда все вместе. Не могу обойти стороной моих милых, дорогих друзей, которых сильно и крепко люблю, и ценю их дружбу. В сложные моменты они были теми родными, которых было не дотянуться. Я разделяю боль тех, кто перенес утрату, и радость за тех, кто с нами.

***

Опять мой взор раскинут в даль мирскую.
Гляжу в ее просторы за окном.
Они манят своею красотою.
Твердят мне думай только об одном.
Я вижу облаков плывущих дали
Где свод небесный ярче чем заря.
Где голубое небо без печали.
Зовет и манит в дальние края.
Деревья шелестят своей листвою.
Укрывшись в красочный осенний свой наряд.
А листья падают и покрывают землю.
Под каблуками ног моих шуршат.

(Москва 2012 г.)

Каждый день, наблюдая в окно, чувствуя свежеть и прохладу, хотелось насладиться и надышаться чистотой воздуха. При каждом воспоминании скапливался ком в горле, и не хватало свободного ощущения полноты ни внутреннего, ни окружающего мира, за процесс лечения с результатами анализов настораживали, отдаляя от всего. Раздражал постоянный гул машин, было чувство удушья. Казалось, что жизнь – ступень. Внизу – суета, посередине – тревога, а наверху красота небесной дали. Порою было чувство, что даже лучи солнца не греют теплом, и мир в полном мраке. Хоть одни и те же стены, диагноз и страх. Но отводя взгляд, и прикоснувшись на сладко спящее создание вновь чувствуешь наплыв сил. Как бы опухоль не несла в себе риск, ставя на грань черту между жизнью и смертью, ты говоришь себе: если ребенок выдерживает такую нагрузку, обязана выдержать и ты, как родитель. Больно и невозможно передать чувства опасения. Эта боль в тебе, и ты как мать чувствуешь каждой жилкой. Открывая глазки то чистое создание, цветок твоей души и неотъемлемая частица тебя, произнося слово мама, раскрывает двери в новый день, в котором есть ты и твое дитя. Отбрасывая слезу внутрь, осознаешь, как нужны силы, ласка и любовь, которые являются лучшим лекарством для души.

Понимаешь, что нужно достойно пройти испытание, побольше молиться и верить врачам.

Труд ваш велик.
Профессия свята.
Она дает надежду нам, и я –
Как мать страдающая
Сердцем и душою.
Благодарю за все!!!

Не скрою, одной благодарности мало. Настоящий труд врача неоценим никакими похвалами. Они те, кто прилагают возможные и невозможные усилия для лучшего исхода. Для них было небезразлично ни здоровье детей, ни встревоженность родителей. Врачи были второй надеждой после Бога. Увидев первый раз директора, товарища Алиева, у меня мелькнула мысль – какая строгость. Но с каждым разом мои суждения менялись. Это была не строгость, а выражение глубокой задумчивости, порой усталости, порой тревоги. Казалось, что он задает вопрос: «А как? А чем еще? Помочь тем, у которых шансы не велики».

Осознавая исход борьбы со сложной и опасной болезнью, врачи знали, что на них возложена миссия любыми путями найти способ более эффективного лечения и вселить надежду на родителей. Для нас каждая мимика, любое выражение было зацепкой, либо на лучшее, либо на худшее. Мы действительно дышали той надеждой, которую нам давали врачи.

Аура и приятная улыбка Полякова В.Г. предоставляла удовольствие приятности. После операции по остаточному удалению опухоли, мне хотелось узнать лично от Владимира Георгиевича о результатах. Он пояснил, что в визуальном плане процесс лечения дал успешные результаты, но все зависит от гистологии. Он также пояснил, что они делают все возможное для лучшего исхода, но главная зависимость в руках Всевышнего.

Перед полной выпиской из больницы хотелось разделить радость возвращения домой и поблагодарить за все труды, пожав руку, он произнес фразу: «ИншАллах» все будет хорошо. Услышать их от Полякова для меня было чудом и верой в полное излечение. Даже сейчас, вспоминая, я пишу эти строки и в моей душе трепет того дня и те же слезы, с которыми выходила из кабинета.

Писать хочется о многих, но в особенности о молодых, которые с полной отдачей вливались в работу. Со стороны было приятно смотреть, как с душою и терпением они выполняют свою работу.

Все то доброе и лучшее, к чему мы стремимся в этой жизни для и ради детей.

Я выражаю всем врачам свой материнский поклон. Пусть их руки, ум и разум вытворяют чудеса с помощью Бога.

Я мать – хочу
Детишкам пожелать.
Пусть вера и любовь
Не гаснет в них.
Они звезда –
Которая горит.
А жизнь их кредо:
Надо победить!

За долгое время нахождения в больнице было море времени для общения. Дети пытались влиться в настоящее детство, но многим было сложно из-за неохотного желания от нагрузок и долгих отлеживаний. Каждый родитель рассказывал о своем ребенке, подчеркивая одно: мой ребенок был таким здоровым, веселым, мечтал, радовался детству, пока болезнь не разрушила все. Теперь уже во взгляде и мыслях каждого было то, смогут ли дети выкарабкаться от недуга этой страшной болезни. Большее всего было видеть в глазах детей усталость и безразличие, особенно у взрослых. Гложило чувство, словно их ничего не впечатляет.

Уткнувшись целыми днями в компьютер, они не глядят в окно, где веет ветерок и светит солнце. Они знали, что за окном бурлит полная жизнь со всеми своими прелестями, но они в четырех стенах и в неизвестности.

Я знаю, мать с сыном из Кабардино-Балкарии, которые также, как и многие, прошли множество курсов и операций. Он влюбился в девушку из больницы и потерял ее, он пытался удержаться за что-то новое, но все прерывалось и оставалось на полпути. Мать каждый раз просила быть еще терпеливее, бороться в полной мере своих сил. Но нервы были настолько напряжены, что ни сил, ни даже желания не было. Он прямо заявил – дай мне спокойно умереть, я каждый раз пытаюсь бороться ради тебя, чтоб не видеть слез твоих в глазах, но сил против болезни не осталось.

Порой, чувствуя обиды, нанесенные от напряженности, они пытались загладить вину. Мы знали, что они ни в чем не виноваты, испытание, что выпало на их детскую долю – огромно. Но мы хотели, чтобы они жили и говорили: «Мама, я люблю тебя», а мы любим их, сильно-сильно.




Остались позади долгие месяцы. Теперь, вглядываясь в окно, меня не пугает суета и гул машин. Наверное, смиренье и любовь – два фактора, которые дают неисчерпаемый прилив сил и выдержки. Еще более важный фактор – это вера. Вера в то, что доля, выпавшая на нас, предначертана свыше, и мы подвластны этой воле.

Было много разных детей, несмотря на измученность, они были добры, и наши молитвы за всех. У многих был тот возраст, когда происходит множество перемен: они влюбляются, дружат, хочется ходить с друзьями, пытаются думать над тем, как осуществить планы, множество того, что раскроет мир во взрослую жизнь. Но они здесь, и болезнь украла у них желание взглянуть на мир из окна.




Опять грусть и тоска по детям и родному очагу. Глядя очередной раз на небо, хочется обнять сыночка и уплыть в облаках домой, оставив позади все как страшный сон.

Порою жизнь несправедлива. Желание вернуться домой ставило лишь одну цель – вылечиться. Любовь, которой мы окружали своих детей, была силой для них, а силу, необходимую для нас, мы обязаны были черпать из вне любыми способами. К этому нас обязывал наш материнский долг.

Мы становились психологами, залезая им в душу, пытались согреть их сердца. Хотелось кричать: Вы наше будущее, но к великому сожалению, без будущего для многих детей, которых мы потеряли.

Женщине от Бога дана сила огромной выдержки и терпения, но были отцы, которые также обходительно и терпеливо ухаживали долгое время за детьми.

Маленького Санжара любили все. Они, как и мы, приехала из Казахстана. После годовалого лечения, продав дом, прилетели в Москву в надежде на лучший исход. Поскольку много было запущено, особых надежд со стороны врачей на давалось. Нужно признать, что для каждого из нас профессионализм и квалификация в плане медицины – искра надежды, которую так не хочется терять. В случае с онкозаболеванием гарантии на полное выздоровление не даст ни один врач. Это мы прекрасно знали, но профессиональный подход в лечении вселял надежду, без которого сложно было бы бороться и терпеть. Изначально состояние улучшалось, и мы все были рады за него. Я называла его маленьким аксакалом, при виде отца, он медленно ходил, опираясь на костыль, когда отец уходил, он начинал бегать в подпрыжку, просто по-детски не задумываясь о том, что болен. Перед днем рождения он сильно заболел, все шло не так ладно, как хотелось бы. Меня пугало чувство того, что неужели этот день рождения, которого дети так ждут, будет последним для него. Я помню, как сильно встревоженный, чуть ли не в слезах отец подошел и показал рисунок. В нем был нарисован тортик со свечками и шары, окрашенные в черный цвет. Спросив, почему цвет черный, ведь шары и свечки всегда бывают красочно-разноцветные, он сухо ответил: «Я так хочу». Кто знает, насколько этот черный цвет напугал отца и какие мысли охватили его.

История маленькой девочки Марины, оставила в душе осадок глубокой боли. Прочитав и показав строки, которые мама случайно обнаружила, шокировали нас. Естественно мать была в отчаянии и страхе. Лишь ее возраст говорил о том, что она маленькая. Мысленно она была погружена в свою болезнь и, возможно, допускала мысль о том, что жизнь ее под угрозой. Спустя девять месяцев и попав с рецидивом, она так не хотела расставаться со своими волосами. Это было такой больной проблемой для девочек в особенности.

Прочитав строки, я поняла, что же вычитывала в пустых взглядах взрослых детей, но оказалось, что даже малые детки в глубине души задумываются над тем, насколько страшна болезнь, которой они болеют. То глубокое отчаяние, что таилось в глубине их сердца и души выражалось в их глазах. Тому подтверждения слова маленькой и большой девочки Марины.

Думала, кончилась жизнь моя,
Стала писать здесь, руки спустя.
Есть не хотела, только лишь спать.
Готова в отчаянии в пропасть упасть.
Без сил, без энергии хотелось лишь спать…

Странно, но в конце она поставила троеточие. Возможно, в ее душе накопилось много того, о чем хотелось либо писать, либо говорить. Безусловно, нам всем захотелось пожелать деткам полного излечения и исцеления от недуга плохих мыслей, преследующих их внутренний мир. Пусть детство улыбнется им, а они улыбнутся детству.

Был случай, который порадовал нас. Принесли торт от молодоженов. Когда они лежали в детской онкологии, познакомились и полюбили друг друга. Перейдя во взрослую половину, поженились. Мы искренне были рады за них и хотелось бы, чтобы здоровье вернулось к ним, а они родили здоровых детей и были счастливы. Поверьте, так и хочется писать больше о приятном, вспоминать лучшие случаи, но, к сожалению, случай не из таких.

«Одиночество»

Смогла понять, как дорог был когда-то
Глаза сверкали полные любви.
В тебе нашла изюминку я к жизни.
Но прошагать смогла лишь полпути.

Как тишина покорная ночи
По жизненной тропе с тобой шагая,
Я услыхала нежный зов судьбы.
А с ней слова любви, что мне шептал ты.

Так искренне любовь свою ценя
Мы вместе прокрутили песнь любви.
Но суждено ли было знать, как где-то.
Обречена я буду одиночеству судьбы.

Казалось, жизнь скромна, полно достоинств
От добрых, нежных слов исходит гордость.
Но он сказал мне – это все не вечно.
Я ухожу к другой, и это верно.

Окутанная грустью я рыдала
За что такая горькая награда
Мне мать сказала: «Доченька, не плачь»
Вознаградит добром тебя твой «врач».

Есть дети – это самая высокая награда.
В жизни своей не встретишь ты преграды.
Они тебя любовью окружат.
А ты свою закрой поближе в клад.

Не поддаваясь одиночеству судьбы.
Ты сбереги ее на глубине души.
Он возвратится вновь к тебе, поверь.
А сможешь ли открыть ему ты дверь?
Но мама, я обижена так горько
За что судьба к нам женщинам жестока
Ведь я, терпя, так искренне любила
В знак преданности я измену заслужила.

Ах доченька, будь сладкою судьба.
Никто б не плакал, не было б обид.
Но жизнь настолько сложная награда
В ней с правого нельзя пути сходить.

Прочитав эти строки, у мамы Гали полились слезы. Оказалось, что ее история была схожа со словами из стихотворения. Она была очень спокойной и приятной женщиной. Через 22 года совместной жизни, муж ушел к другой, и теперь она в больнице со взрослым сыном. Возможно, все было сложно, потому их лечение было не долгим. В очередной их приезд мы столкнулись с чемоданной комнате. Я увидела слезы в ее глазах, но у меня было чувство, словно они не похожи на те, которые были за ее обидную судьбу. Спросив, что случилось, я услышала ответ какой не пожелала бы никому: «Нас отправляют домой умирать». Окаменев, мне хотелось забыть про все, особенно про мысль о безнадежности. К великому сожалению, в тот год таких детей оказалось много. Было больно за тех, кто терял единственного ребенка. Время лучшее лекарство, заживляющее раны.

Я рада за тех друзей, который ждут новых малышей, пусть они родятся здоровыми и загладят хоть в какой-то степени боль утраты.




Всем Россиянам хочется выразить безграничную благодарность за неравнодушие и помощь, которую нам оказали. Я не знаю их адресов и фамилий, но они разделили нашу боль. Каждая незначительная помощь была важна для нас. Если бы не фонд «Настенька», то вопрос о лечении в Москве был бы исключен. Татьяна Леонидовна Умахова (Ушакова) пригласив в кабинет директора фонда, объяснила ситуацию, и мы получили позитивный ответ. Увидев подписанное письмо, мне захотелось приподнять Джамилю Муратовну и закружить. Почувствовав ее теплоту и близость, у меня навернулись слезы. Своими силами было невозможно выйти из ситуации. Мы столкнулись с одним из самых дорогостоящих лечений в мире, поэтому ситуация говорила сама за себя. Как бы не хотелось говорить, что деньги не самое главное в жизни, но и без денег никуда.

Я благодарю Светлану и фонд «Милосердие» в Алматы за поддержку в финансовом плане. Поддерживая фонды, мы поддерживаем сердечко для того, чтобы оно билось, и придаем надежду.

Находясь в больнице, сыночек как-то сказал: «Мы будем часто приезжать в Россию, и когда вырасту, буду помогать также, как помогли мне».

Желая, чтобы сбылись мечты наших детей, мы хотим, чтобы открылись двери в светлое будущее со здоровьем и радостью вместе.

До сих пор фонд «Настенька» поддерживает нас в плане обследования и других услуг.

Говорят, беда одна не приходит, порой она наваливает как швал. После подтверждения диагноза на фоне стресса и расстройств заболел очень сильно муж, и мама, с которой не виделась четыре года. Все было настолько сложно, что приехать к нам он так и не смог. О состоянии матери скрывали всё.

Сколько бы я не переживала за нее в душе, почему-то была настороженность, боязнь за мужа. Так месяц за месяцем пролетели в дали от родных.

Прошли месяцы как не пишу. Внутренний мир размышляет о многом, перебирая моменты жизни. Хочется выплеснуть все и освободить себя от груза. Усилия напрасны, ведь не так легко откинуть от себя то, что засело глубоко, оставляя осадок.

Воспоминания о детях, для которых судьба превратилась в печаль, придавало пронзящую боль. Каждый раз охватывало желание написать о чем-то приятном, и каждый раз становился вопрос.

Через три месяца после возвращения с больницы, не успев почувствовать радость воссоединения с семьей, судьба предоставила очередной сюрприз. Как бы я не пыталась воспринять все как испытание – боль поедала изнутри.

Даже теперь, спустя год, и вновь переживая тот день, я задаю множество вопросов, на которые ответ один «На все воля свыше».

Через три месяца после сложных испытаний за жизнь ребенка, потерял жизнь человек, чья любовь была вдохновением и воплощением сил. Я потеряла человека, чей больной голос и нездоровое существование делали из меня личность сильной и терпеливой женщины. Я потеряла половину себя. Похоронив мужа, у меня было чувство, словно вместе с ним я захоронила свое сердце. Сердце, в котором было много боли и грусти. Теперь к ним соединились пустота. Не слишком ли накладно таскать в себе груз смерти любимого человека и опасной болезни ребенка. Наверное, время не лечит, а заглушает раны, твердя нам надо терпеть.

Обратившись к врачам и психологам за помощью как более правильно преподнести правду о смерти, оберегая от душевных травм, я получала один ответ: «Долгие скрывания – это лишний груз для вашей души. А смерть – это правда жизни. От той боли, которую она причиняет, никуда и никому не деться».

Нужно было собраться и объявить правду, которую скрывала больше месяца. Больнее всего было то, что ребенок обвинял себя в том, что его болезнь стала причиной глубоких переживаний со смертельным исходом.

Мы утешались тем, что смерть одного близкого и дорого человека подарила жизнь другому. Нашим же долгом является хранить верную память за тех, кого мы теряли и оберегать тех, кто с нами.

Жизнь – что казалась мне огромной бездной
Была воображением ума.
Она столкнула нас с такою болью.
Ноша которой слишком тяжела.
По праву сторону промчалась мельком глаза,
Вгляделась на просторы с далека,
По леву сторону почувствовала сердце
А с нею боль, пронзящую до дна.

Теперь уже прохлада, которая пронзит, не дает чувство холода. Нет ни того чувства, что могло бы согреть сердце. Лишь тишина и далекие звезды в небесной темени. Грусть, боль и скука, окутавшие сердце, не дают запечатлиться ни той ни другой красотой, которые всегда были вдохновением мыслей и поэзии. Наверное, сложно наполнить пустоту какими-либо земными прелестями.

Суждения о том, что любовь обманчива, не для меня. Она есть, и если она настоящая, то перед ней не смогут устоять никакие преграды, сложности и потери.

Любовь – это твое вдохновение, твоя цель и терпение, это то, ради чего сможешь простить все.

Настоящая любовь исходит из души, а душа всегда жива.




Сложности судьбы преследуют на протяжении всей жизни. Жизнь – это испытание, в котором каждый из нас по-разному проявляет терпение, восприимчивость и трактовку. Это взлеты и падения. Возможно, сталкиваясь со сложностями, мы познаем настоящее человеческое и духовное богатство, определяя грань, за которую нельзя перешагивать. Наше сознание более разборчиво осмысливает потребность и необходимость в определенной норме, поскольку желания человеческие безграничны.

Истина заключается в том, как мы воспримем лучшее и доброе и как отнесемся в обратному. Были суждения о том, что мы наказаны за грехи, но поверьте все, кого мне довелось знать, были добры и богобоязнены, и такой вариант исключался категорически.

Говорить можно все, но важно то, насколько мы добры, к чему стремимся и что можем оставить после себя.

Жизнь прекрасна, не взирая ни на какие преграды, и в ней обязательно есть что-то, за что можно зацепиться и жить. Покоряясь разным исходам исхода судьбы, надо всегда верить в лучшее. Бог создал в паре все так же, как жизнь и смерть.

Истории многих детей живут в сердце. Пусть молитвы избавят их от недуга, опасной болезни и в памяти останутся лучшие моменты.

***
«Истина»

Есть истина о жизни
Обманчив мир земной
Я расскажу о папе
Ушедший с мир мой.
Был человеком добрым
Любил он всех подряд.
А временами грозным
За правду строил в ряд,
Любили его дети
За ум и яркий взгляд.
С душою он стремился
Жить и родных обнять.
Вдруг навалив несчастье
С нас унесла покой.
Как же нам верить в счастье
И жить с такой бедой.
Болезнь сына гложет,
Не есть, ни пить не может,
Лишь о спасении просит,
Услышаны молитвы
Сын лечится в Москве
А он в разлуке стонет
И гаснет как в огне.
Сломила его милость
Сломила жизнь вдали.
Он заболел так сильно
Здоровье на мели.
Приехал сын с больницы
Ласкал его до слез.
Он радовался жизни
Веря – жизнь в цвете роз.
Нарадоваться в мире
Не смог ни ты, ни я
Судьбы сыграла шутку
И забрала тебя.
Мы плакали, рыдали
Но верили, что миг
Когда вновь будем вместе
Нас там соединит.
Ведь сыну не сказали
Ему нельзя грустить.
Он, вспоминая «лучший
мой папа всем твердит».
Есть истина той жизни
Мы верим в это. Да.
Пусть милость от Аллаха
Коснется нас всегда.
Мы будем жить верить
Читать молитвы вслед
С тобою жить хотели
Но воле не дан свет.
На все есть воля свыше
Мы – маленький просвет.
Пусть каждый в этом мире
Оставит добрый след.

(Посвящение) (подпись)

***

Поэзией утешить буду рада.
Всех тех, кто удосужит их прочесть.
Мне ж благодарность выразить отрада
И в знак ее писать мне лишь за честь.

(подпись)

***

Пылают полные огнем на небе звезды
Закат с рассветом красотой манят
А грозный ветер пыль с дорог сметая
Соприкасаясь, листья шелестят
И даже стройная березка от испугу.
Тихонько вьётся, чтобы не спугнуть
И дождик плавно, медленно спускаясь.
То по земле, то по стеклу стучит.
А по асфальту медленно ручьем.
Бежит прозрачных вод струя
И ты, и я, и наша жизнь вдвоем
Лишь медленная строчка бытия.

***

Делись с друзьями куском последним,
Учи детей лишь доброте.
Сама будь честной, справедливой.
Нужна ведь правда на земле.

***

Бутоны алых роз прекрасней нету.
Любовь мою ты разнеси по свету.
Устами нежных губ произнеси
И всех на белом свете возвести
Ты возвести о том, что я люблю.
И жизнь, и солнце, небо и зарю.
И в даль такую для тебя мой милый.
Я эти строки искренне дарю.
Пусть наша жизнь согреется теплом.
И много, много счастья будет в нём.

***

Когда порою человеку тяжко
И горестно становится в судьбе.
Ему отрадой этого несчастья
Бывают только слезы на веске.

***

«Души осенние порывы»

Летят осенние листочки
Летят и нежно шелестят.
Они спускаются на землю
И придают земле наряд.
А на деревьях желтизною.
Как солнца лучики горды.
Разноредеющие краски.
Мечты осенней красоты.
Вот холода совсем близки.
Они и злостны и резки.
А на душе прохладой веет
И греть их некому – увы.
Но словно лист душа трепещет
И полыхая, шелестит.
Она местами розовеет
Местами, падая, грустит.

***

Мои глаза наполнены слезою
Я выплакать их даже не могу
Мне кажется порой что даже
Помочь не смогут горю моему.

***
«Счастье»

В ночной тиши мелькают звезды.
Луна сверкает средь небес
А там вдали заката прелесть
Горит как алый свет сердец.
И ветер медленно прохладой
Струится в нас и словно тень.
Как новый день слепой украдкой
Крадется тихо в яркий день
Ах как прекрасен этот новый
Полный огней и красок день
Но все ли так легко и просто
Дается в жизни бытия.
Ведь нам с тобою также просто
Столкнуться с роком жития.
Жизнь словно пройденная нота
С тобой ее нам не догнать.
Кто-то крадет украдкой счастье
Кому-то счастье не познать.
И этой жизнь дорожа
Ее в руках ты удержи.
И словно птицей в небеса
Ты нежно крыльями вспорхни.
И будто до небес взлетая,
Великие дела твори
Чтоб мы с тобой, как наше счастье
Не оставались где-то вдали.

***
«Мечты»

Спросила я у солнца яркого
Как далеки мои мечты
Такими нежными лучами
Согреют ли теплом они.

Мне улыбнулась солнце ясное
В твоих мечтах я вижу свет.
Лишь моего сверканья мало
Всевышний озарит просвет
Настала ночь и вот луна
Взошла сред миллионов звезд
Тоску сгоняя и усталость.
К нам навела ночную грусть.

Я у луны не стала спрашивать
Как вдохновить души порыв.
Она сама шепнула ласково.
Не падай, а взбирайся ввысь.

«Жизнь наша сложная – пойми
Ее шагами не пройти.
Стремясь достичь сумеешь ты.
К мечтам же путь сама найди»



Это трагическая судьба молодой девушки, которая стала безвинной жертвой, оставив на волю судьбы трех маленьких детей.

История из реальной жизни.

***

«Жестокость – порождает зло»

Был тихий летний вечерок
Прохладой отдавало
В саду сидели вчетвером.
С белым вином как надо.
Стемнело.
В небе звезды засверкали.
Луна светила нежным огоньком.
Той ночью ей и в голову не вбито было.
Что муж припишет им обоим приговор.
Один был пьяный, а другой втрезвяк
Вцепились в ссору, их уж не разнять
И словно грянул гром
Как молний пронзило
В сердечко молодого братца
Нож вонзило
И рухнул грузный братец
Кровью обливаясь.
А слезы лились, сердце разрывая.
Вдруг разбежались, все зашевелились.
К врачам за помощью поторопились.
Но он лежал так тихо, неподвижно.
Закончив дни рукою дятя (дитя).
Дивно.
Сестричка плакала, рыдала
Все напрасно.
Лежит один единственный из братьев
Нет матери – земля ей пухом будет,
Отец под заключением, кровь стынет,
Что делать?
 Как мне быть?
 Ведь не напрасно,
Сломалась жизнь мои, она ужасна.
Рукою мужа рухнул брать родной
А я к нему привязана, любовию больной
Три сына, три младенчика в руках.
И я люблю их всех, как свет в глазах.
В тот миг я очень много размышляла
Что же делать? Как мне быть?
Ах мама, мама!
Зачем ты умерла так слишком рано
Судьба – закон свой подписала.
Муж хладнокровно, после смерти брата
Ушел, не пожалевши ни о чем.
Ушла за ним.
Но в этом ли вина.
На ком мне сделать выбор. Я одна
Пойти к родным, там ненависть полна
Остаться с ним, вся жизнь обречена.
О как мне быть, я нервна и больна
С разбитым сердцем горечи полна.
Настал тот день, когда судьба сполна.
Воспользовалась слабостью моей.
И на суде я выступила против
От корня и до нынешних детей.
Вину свалив на умершего брата
Я отравила внутрь свою. А ядом
Мне послужил язык мой, как отрава
Которая травит все, что свято.

Бушует море, волны пробегают:
Красой своею сердце нам пронзают
Как нежный луч, нам душу освещают
Как зеркало, нам муки очищают
Вся наша жизнь – как шар земной.
В ней нет границы.
Мы пишет обо всем сто тысячи страницы
А жизнь – она не бесконечна.
Кто в ней король, кто раб.
Кто злою речью.
Уносит нас в неведомый дали
Что порождают ненависти чады.
В такую сеть попалась я – друзья.
Жестокая судьба моя. Но я
Любила жить, а жизнь моя кратка
Ах как обидно, я ведь молода
Мне было двадцать шесть
Я начинала жизнь
В рассвете сил я пулею пробита
С руки родного дядюшки убита.
Убита хладнокровно и жестоко.
Случайной пулей, что для мужа строго.
Предназначалась кровной местью рода.
Но я убита, сердце все молчит
И даже тихо, тихо не стучит
Оно кричит. А в нем моя вина
За что мне смерть с руки родных дана
Я мать была, детей своих любила
И до конца бы дней своих растила б
Детей, мальчишек маленьких, троих.
Но видно не судьба, не быть мне с ними.
Любовь свою не разделить с родными.
Что жизнь пророчит смерть, страданья, муки.
Порою человек от скудной скуки.
Жестокостью рождает зло в себе
И вот такой судьбою в том селе
История была как сон во сне.
Они была млада и так красива.
Что ревность мужу глазки ослепила.
Был к ней жесток он и несправедлив.
Ей очень много боли причинив.
В глазах ее родных он стал никем
А потому все обернулось тем
Что жизнь ее была, вдали.
От всякой близкой ей родни.
В день похорон в том белом погребеньи
Она была безмолвна, все в сплетеньи
Вдруг кто-то из родных ко мне придет
И горьких, очень горьких слез прольет.
Но нету не сестер, нет ни души
Лишь мать, наверное, из той тиши
Ждет дочь родную, чтоб с ее душою
Витали в небесах с безумной тишиною.
Витали и с дали смотрели
Как больно плачут ее дети
По матери тоскуя все ревут
И ласки нежной с рук ее все ждут.
Но нет ее и никогда не станет
Лишь там вдали душа ее витает.

А что осталось тем, кто жив.
Печаль в глазах, а в сердце боль, разрыв
И жизнь короткая одна
Душевной болию полна.
В ней разум человека столь жесток,
Что он не ценит доброты приток
Он – властелином возомнив себя
Свершает суд жестоко, не любя.
Но ты пойми,
Даны права нам жить.
Счастливым радостям.
Детей своих привить
Не убивать
Не бить
И лишь любить
А смерть
С руки Всевышнего просить.

***
«Родина»

Подул в степи прохладный ветер.
Разнес листочки на лету
А где-то там вдали с рассветом
Проснулись яркие мечты.

В обличье солнца озарилась
Согрев теплом, коснулась вновь
Моих богатств, тайн не раскрытых,
Моих не тронутых даров.

И как луна на звездном небе
Ты воцарилась словно трон.
А звезды плакали пугливо.
И сердцу нанесли урон.

Скорбя, шептала я, по ветру
Развейте свет к вершинам гор,
И пусть с высот прохладой веет
Наполнить доблестью народ.

И честь, и слава нипочем
В ней если места нет любви.
И все дары его никчемны.
Твой дом – лишь Родины плоды.

Богатства эти приумножат
И честь, и славу воздадут.
И доблестью наполнят чашу
Плоды земли оберегут

Пусть не исчерпаны богатства
Пусть неизбежны холода
Любовь лишь в Родине прославят
Твои дела, твои уста.

Империю разрушить можно
Но не разрушить никогда
Любовь к создателю Вселенной
И к Родине – любовь свята.

 
При реализации проекта в 2017 году используются средства государственной поддержки, выделенные в качестве гранта в соответствии с распоряжением Президента Российской Федерации от 05.04.2016 № 68-рп и на основании конкурса, проведенного Общероссийской общественной организацией «ЛИГА ЗДОРОВЬЯ НАЦИИ».